Бельцкий независимый портал

Трудоспособные, но не трудоустроенные
123
Ограниченные возможности не делают человека нетрудоспособным, просто нужно определить, в какой области он может применить себя.

Более двух лет в Молдове действует закон, который не просто позволяет принимать на работу лиц с ограниченными возможностями, но даже обязывает резервировать для них рабочие места. Значит ли это, что сейчас человеку с инвалидностью легко трудоустроиться?

Закон по мировому стандарту

В июле 2012 года вступил в силу закон «О социальной интеграции лиц с ограниченными возможностями», разработанный Министерством труда, социальной защиты и семьи в соответствии с принятыми в большинстве стран мира Стандартными правилами обеспечения равных возможностей для инвалидов.

Что же было в нём принципиально новым? Прежде всего, отказались от понятий «инвалидность» и «группа инвалидности», их заменили выражением «степень ограничения возможностей» (тяжёлая, выраженная, средняя, лёгкая) и ввели градацию трудоспособности.

В частности, если трудоспособность сохраняется на уровне 0—20 %, то это тяжёлое ограничение возможностей. Для выраженного ограничения возможностей коэффициент трудоспособности составляет от 25 до 40 %, для среднего ― 45—60 %, для лёгкого ― до 100 %.

«Мы отказались от использования строго медицинских терминов в отношении людей с ограниченными возможностями. Мы говорим об оценке остаточной трудоспособности, о возможности социальной интеграции этого человека», ― заявила тогда министр труда, социальной защиты и семьи Валентина Булига. До тех пор работал другой принцип: решением врачебной комиссии определялась группа инвалидности, а о трудоспособности человека речь вообще не шла.

Почему это важно, объясняет директор Бельцкого Агентства занятости населения Илья Кицак: «Раньше мы регистрировали только людей с III группой инвалидности, закон не позволял с I и II группой инвалидности принимать на учёт в агентствах занятости, так как они считались нетрудоспособными. Сейчас все имеют право у нас зарегистрироваться. Как те, кто признан трудоспособным (65—100 %), так и те, у кого степень ограничения от 20 %. Об этом законе мы говорили последние 10 лет».

Более того, закон гарантировал лицам с ограниченными возможностями право на труд и даже ввёл специальные требования для работодателей. Во-первых, на всех предприятиях, независимо от их организационно-правовой формы, где есть 20 и более рабочих мест, не менее пяти процентов от общего числа рабочих мест должны быть созданы или зарезервированы для лиц с ограниченными возможностями. Получается, каждый 20-й работник на предприятии — человек с инвалидностью.

Во-вторых, работодатели обязаны информировать территориальное агентство занятости о созданных и/или зарезервированных рабочих местах для трудоустройства лиц с ограниченными возможностями и об их трудоустройстве.

За нарушение этих требований работодателям, согласно ст. 55 Кодекса о правонарушениях, грозит штраф от 7000 до 9000 леев (от 350 до 450 у.е.).

Работают полпроцента

Итак, государство обязало и регистрировать на бирже труда, и принимать на работу лиц с ограниченными возможностями. Сколько же человек воспользовались этим правом? Как сообщил Илья Кицак, в прошлом году зарегистрировались 37 человек, трудоустроить удалось семь человек. Причём пятеро из них получили работу в рамках проекта одной общественной организации — Ассоциация деловых женщин при поддержке Фонда «Восточная Европа» открыла массажный салон как социальное предприятие для слабовидящих и незрячих.

Работодателей, добровольно заявивших о зарезервированных для лиц с ограниченными возможностями местах, не было вовсе.

Наталья Процюк — председатель общественной организации «Dreptul de a fi», в которой состоят 250 человек с разными формами ограничения возможностей, из них чуть больше 90 взрослых. По её словам, работают из них не больше пяти человек. Официально только одна — Наталья Хворостова, учитель-воспитатель школы-интерната для незрячих и слабовидящих.

Бельцкое общество глухих объединяет около 600 членов общества 11 районов севера Молдовы. Практически половина из них живёт в Бельцах, трудоустроены не больше 20 человек. В районах дела обстоят и того хуже.

Какова ситуация на уровне республики, выяснить не удалось, как и то, ведётся ли статистика по количеству трудоустроенных лиц с ограниченными возможностями. Однако известно, что в стране действуют всего 13 специализированных предприятий, учредителями которых являются общественные объединения инвалидов, 9 из которых находятся в Кишинёве. В этом списке два бельцких предприятия — «Prim-Plonjor» Общества глухих и «Optimist-Etern» Общества слепых, но фактически работает только последнее.

Кроме того, и на этих спецпредприятиях штат очень невелик. К примеру, если когда-то на шести предприятиях Общества слепых трудилось около 3 500 человек, то теперь на пяти — не более 200.

И хотят, и могут

Так, может, люди просто не хотят работать? С этим утверждением не согласны абсолютно все наши собеседники. «Конечно, не все, но большинство очень хочет работать. Раньше же они трудились на предприятии. Не только в Обществе слепых, но и на заводе им. Ленина, например, в строительных фирмах грузчиками, а потом остались без места.

Работа — это же не только деньги, это и общение. А сейчас люди остались один на один со своими бедами», — говорит Наталья Хворостова.

О том, что было раньше, когда функционировало предприятие Общества глухих, рассказывает и сурдопереводчик Анна Лукашова: «К нам приезжали со всего севера Молдовы, жили в общежитии и работали. Сегодня они остаются в деревне помогать родителям. В Сороках некоторые устроены на швейной фабрике, на обувной фабрике — и всё. А в других районах — Сынжерее, Глодянах, Рышканах, Флорештах — вообще нет работы. И это неправильно, потому что они абсолютно трудоспособны, могут выполнять любое действие, только нужно объяснить. И дать им работу».

«Незрячий — это же не значит нетрудоспособный, просто нужно определить, в какой области он может применить себя. Раньше же все были трудоспособны, потому что государство было заинтересовано в этом. Была программа, ты прямо обязан был работать, сам себя обеспечивать, а не только получать», — поддерживает Наталья Хворостова.

Иметь работу важно ещё и потому, что трудовой стаж даёт право на получение пенсии по инвалидности, размер которой зачастую существенно выше социального пособия (см. «Статистические Показатели»). Но для этого человеку с ограниченными возможностями нужно официально трудоустроиться и отработать 1 год, если на дату установления инвалидности ему не исполнилось 23 лет, два года — в период с 23 до 26 лет, три года — если инвалидность установлена в возрасте от 26 до 31 года. Лица старше 31 года должны иметь стаж не менее 5 лет.

Не законом, так убеждением

Главное, о чём говорят в один голос наши респонденты, — найти работу человеку с ограниченными возможностями очень сложно. Работодатели отказывают в приёме, даже не пытаясь сохранять вежливость. Устроиться удаётся только тем, кто настойчив и целеустремлён сам и, что ещё важнее, кого поддерживают родные или неравнодушные люди.

В бельцком Обществе глухих говорят, что проблема трудоустройства — самая сложная для его членов: «Пока мы не придём сами и не будем лично уговаривать директора принять наших людей на работу, ничего не получится». Причём рассчитывать они могут в основном только на места швей и дворников. Хотя те работодатели, кого удалось убедить доверить и другую деятельность, остаются довольны. Как рассказывает Анна Лукашова, уже несколько лет трудится на одном из предприятий по производству окон и дверей ПВХ Эдуард Буринский, о котором его руководитель отзывается очень хорошо: «Давай мне 10 таких!»

Наталья Процюк вторит: «Экономические агенты очень часто боятся брать на работу инвалидов. Это боязнь ответственности или что-то ещё, не знаю». Но точно не отсутствие квалификации. Девушка, которая окончила бухгалтерские курсы, но передвигается на костылях, не могла устроиться даже на дому.

Начальник Агентства занятости населения Илья Кицак признаёт: трудоустроить лиц с ограниченными возможностями даже ему как официальному лицу удаётся чуть ли не с кровью. В прошлом году в агентство обратилась 19-летняя Светлана с ограниченными возможностями опорно-двигательной системы. Её зарегистрировали и направили на курсы оператора в учебный центр «Миракол». В ноябре она прошла профессиональную реабилитацию в Республиканском центре протезирования и ортопедии и готова была приступить к работе. Но, несмотря на наличие вакансий, трудоустроить Светлану оказалось непросто: из 12 экономических агентов, к которым обращался Илья Кицак, согласился лишь один. «Я практически умолял взять на работу, но у работодателей другое видение — деньги и прибыль».

По словам Павлины Лучко, директора учебного центра «Миракол», через который за 25 лет работы прошли десятки учащихся с инвалидностью, ответственности и работоспособности им не занимать. К слову, на учёбу «Миракол» лиц с ограниченными возможностями принимает бесплатно, независимо от того, направляет их на обучение Агентство занятости или они обращаются напрямую.

При желании они могут освоить любую из предлагаемых здесь профессий. Некоторые проходят несколько разных курсов, пока не найдут себя. Так, Сергей Бусуйок получил три специальности — закройщика, массажиста и повара-кондитера. Всё это время он приходил на занятия с младшей слышащей сестрой, которая вела записи. Сегодня он работает в школе поваром и доволен.

Ему, как и многим другим, помогла найти работу директор центра, но тут часто возникает ещё одна проблема: даже когда экономический агент готов принять выпускника, он не хочет его трудоустраивать официально, чтобы не платить налоги.

Такие разные СП

Супруг Натальи Хворостовой Владислав — музыкант, массажист, разбирается в компьютерах, помогает их настраивать членам организации и просто знакомым. От случая к случаю подрабатывает на свадьбах и куматриях. Сегодня он один из шести сотрудников того самого нового массажного салона «Santao», открытого в рамках социального проекта. Пока аренда оплачена на полгода, что будет дальше, когда закончится поддержка доноров, зависит только от способности команды массажистов выдержать конкуренцию.

Сами они оценивают свои шансы не очень высоко. «Мы понимаем, что проект недолговечный», — говорит Владислав, называя несколько предыдущих проектов по социальной интеграции, которые закрылись, как только прекратилась помощь из-за границы.

По мнению Татьяны Пуги, руководителя Ассоциации деловых женщин, реализующей этот проект, за социальным предпринимательством — будущее, и государство должно быть заинтересовано в его поддержке: «По большому счёту это задача властей — интегрировать людей с ограниченными возможностями, содействовать улучшению их жизни». Однако сегодня никаких преимуществ в плане ведения бизнеса у социального предприятия нет. Уже плюс, если местные власти выступят партнёром и выделят хотя бы помещение для такого предприятия.

Как сообщили в Главной Государственной налоговой службе, налоговыми льготами обладают только специализированные предприятия Общества глухих, Общества слепых и Общества инвалидов, список которых утверждает правительство. Напомним, их всего 13.

Какие это льготы, объяснил директор «Optimist-Etern» Георгий Лунгу: спецпредприятия освобождаются от НДС на импортируемое сырьё и материалы, используемые в процессе производства, а также от НДС на произведённые товары и оказанные услуги и от налога на прибыль. Кроме того, предприятию возвращают часть отчислений в соцфонд за каждого работника с ограниченными возможностями. «Если налогооблагаемая база составляет 23 %, то мы платим 4,5 %, а остальные 18,5 % возвращают предприятию, после того как закрылся следующий месяц».

Ещё одна форма поддержки — из госбюджета каждому из трёх Обществ выделяется определённая сумма на приобретение сырья и материалов или обновление оборудования. «В этом году предусмотрено для Общества слепых 813 тысяч леев. Эта сумма распределяется по пяти нашим предприятиям в зависимости от финансового состояния. Предприятие само решает, на какие цели их использовать, но купить оборудование на эти деньги невозможно, потому что сумма незначительная, поэтому её направляют на увеличение оборотных средств, на покупку сырья и материалов», — объясняет директор.

По мнению Георгия Лунгу, такой поддержки от государства вполне достаточно, чтобы удержаться на плаву, но, чтобы попасть в число спецпредприятий, пользующихся льготами, нужно выполнить ряд условий. Одно из них — число работников с ограниченными возможностями должно составлять в штате не менее чем 50% + 1 человек. В «Optimist-Etern» соотношение даже выше: здесь 76 % сотрудников — слабовидящие, однако в штате всего 28 человек. И увеличить число работников пока не представляется возможным — объёмы производства не позволяют.

Кто поддержит работодателя?

Почему же тогда не берут лиц с ограниченными возможностями, но с достаточной квалификацией на предприятия, где законом предписано резервировать для них от 5 % рабочих мест? В поисках ответа обратимся к… закону о социальной интеграции лиц с ограниченными возможностями.

Согласно этому документу, государство берёт на себя поддержку специализированных предприятий и оказывает содействие в трудоустройстве и профессиональной подготовке лицам с инвалидностью через Агентства занятости населения, а также обеспечивает их услугами профессиональной реабилитации.

Всё остальное ложится на плечи работодателей: создание рабочего места и адаптация его под потребности работника; поставка спецоборудования и инструментов и др. Очевидно, что на это нужны немалые деньги.

Кроме того, работодатель обязан установить сотруднику с особыми потребностями сокращённый 6-часовой рабочий день «с оплатой труда в том же объёме, что и труд работников с нормальной продолжительностью рабочего времени». При этом срок отпуска должен быть увеличен до 40 или 32 дней. Учитывая вероятность, что и «больничных» будет больше, а их частично тоже оплачивает предприятие, то желание принять особенного работника становится всё меньше.

«К нему нужен отдельный подход и отдельные условия. Туалеты, пандусы, лифты для колясочников, например. Тот, кто должен трудоустроить, он смотрит, что он выигрывает. Это бизнес. Если государство предоставит какие-то льготы и не так, что бухгалтер должен будет вести отдельную бухгалтерию на каждого такого сотрудника из сотни работников и постоянно отчитываться, то дело может сдвинуться», — считает руководитель Ассоциации деловых женщин Татьяна Пуга.

Судя по опыту развитых стран, помощь государства может иметь разные формы: это не только налоговые льготы, но и субсидии на создание рабочего места, и даже премии для работодателей. В молдавском законодательстве ничего подобного не предусмотрено.

Очевидно, что многие положения вышеназванного закона опираются на мировой опыт, но как-то избирательно. К примеру, во Франции действует та же система квотирования от 5 % рабочих мест на предприятиях с числом работников выше 20, но там выплачивают также премии в размере 1600 евро каждому работодателю за предоставление трудового контракта лицу с ограниченными возможностями на срок не менее 12 месяцев.

В результате Святослав Процюк, секретарь организации «Dreptul de a fi», делает вывод, почему закон не работает в должной мере: «Нельзя частного предпринимателя заставить. Обязать не могут. Закон, с одной стороны, за инвалидов, а с другой — против. Пока не будет каких-то преимуществ, льгот, никто не будет заинтересован брать инвалида на работу».

Закон нарушен, пострадавших нет

Если на страже интересов лиц с ограниченными возможностями стоит закон, то пытался ли кто-то требовать его исполнения? Мы обратились к государственным и общественным правозащитным организациям.

Олеся Табарча, руководитель Бельцкой Юридической клиники — организации, оказывающей бесплатную юридическую помощь социально незащищённым категориям лиц, ответила, что в их адрес не поступало ни одной жалобы от лиц с инвалидностью, которым отказали в трудоустройстве или которых уволили из-за ограниченной трудоспособности.

Такой же ответ мы получили в бельцкой Трудовой инспекции и Совете по предупреждению и ликвидации дискриминации и обеспечению равенства.

То есть никто ни разу не попытался защитить свои права на труд и на равенство шансов. Как говорит Наталья Хворостова, «в голову приходило, но жаловаться — нет». По её мнению, нет смысла. Потому что реальной помощи нет.

И всё же, какие меры наказания предусматривает национальное законодательство за нарушение этих прав? По информации трудовых инспекторов, за нарушение трудового законодательства ст. 55 Кодекса о правонарушениях предусмотрен штраф, максимальный размер которого для юридических лиц составляет 450 у. е. (9000 леев). Пока никто ещё не был оштрафован, хотя во время плановых проверок инспекторы констатировали несоблюдение требований о резервировании 5 % рабочих мест. «Многие предприниматели просто не знают всех новшеств в законодательстве. Мы им всё объясняем и даём предписание исправить в течение трёх месяцев», — сказали нам.

Председатель Совета по предупреждению и ликвидации дискриминации и обеспечению равенства Оксана Гуменная сообщила, что случае отказа в приёме на работу или увольнении лицо с ограниченными возможностями имеет право подать жалобу в Совет по предупреждению и ликвидации дискриминации и обеспечению равенства либо в суд. За нарушение равенства в сфере труда, согласно ст. 542 Кодекса о правонарушениях, работодателю тоже грозит штраф и в том же размере.

Интеграция должна быть двусторонней

По мнению наших собеседников, государство лишь формально пытается решить вопрос социальной интеграции лиц с ограниченными возможностями, раздавая обязанности и устанавливая наказания. Не менее важно изменить отношение в обществе к людям с инвалидностью. Многие не готовы принять в свой коллектив человека с той или иной формой ограничения возможностей.

Наталья Хворостова вспоминает о годах учёбы: «Первый год я ходила вся в слезах, не хотела идти в институт, пока у меня в голове не щёлкнуло что-то, и я поняла, что надо себя заставить. Люди не готовы совершенно принимать такое соседство. И педагоги, и сами студенты. Первые два года, сказать по правде, от меня все шарахались, как от чумной. Ощущение, что они меня боялись. Отчуждение такое было… < …> Но через какое-то время они адаптировались, привыкли, что я не какой-то феномен, уже легче пошло и помощь была. Если человек слабой воли и характером, то сломается».

Татьяна Пуга видит этому такое объяснение: «У нас сохранились стереотипы. Раньше эта категория людей была очень изолирована. И это считалось нормой».

Как руководитель общественной организации она предлагает, как эти стереотипы можно разрушить: «Мы пытались не раз проводить мероприятия, на которых хотели показать, что на каждое ограничение есть какая-то другая возможность. Нужно искать не то, что человек не может делать, а что он может делать». При этом Татьяна Пуга признаёт, что заставить людей думать по-другому очень сложно.

Как считает Святослав Процюк, именно поэтому должна проводиться масштабная государственная кампания. «Нужно разработать социальную программу, которая бы разъясняла всем, что никто ни от чего не застрахован: сегодня ты упал, у тебя обнаружили рак и т. д. Такова жизнь. Если человек на коляске или незрячий, он не прокажённый. У нас инвалиды чувствуют себя униженными и боятся выходить на люди, чтобы не быть униженными ещё раз. Всё в семье идёт от того, как поставил вопрос старший. Так и в обществе. На массы влияет, как поставлен вопрос властями… Если бы такая [разъяснительная] информация шла из газет, с телевидения, это всё равно оставалось бы в мозгу».

Наряду со стимулированием работодателей такая пропаганда равенства возможностей со стороны государства реально могла бы изменить ситуацию с трудоустройством лиц с ограниченными возможностями.

Марина БЗОВАЯ

Сохрани Памятку

Как всё-таки устроиться?

Человек с инвалидностью, желающий получить работу, может обратиться в Агентство занятости населения (ул. Пушкина, 16). Специалисты агентства имеют полномочия собирать все вакансии, в том числе специальные вакансии для лиц с ограниченными возможностями, а содействовать поиску подходящего места работы — их прямая обязанность.

Как защитить свои права?

Если вы столкнулись с фактом дискриминации по признаку ограничения возможностей, обращайтесь в Совет по предупреждению и ликвидации дискриминации и обеспечению равенства. Звонки на номер горячей линии 0-8003-3388 являются бесплатными с любого стационарного и общественного телефона на территории Республики Молдова. Ваша конфиденциальность будет сохранена

Статистические Показатели

На учёте Национальной кассы социального страхования, по состоянию на 1 января 2015 года, состоит 181 300 граждан с ограниченными возможностями. Из них получают:

— пенсии по ограниченным возможностям 134 019 человек (средний размер выплаты — 875,54 лея)

— социальные пособия лицам с ограниченными возможностями 6602 человека (в среднем — 151,09 лея)

— социальные пособия лицам с ограниченными возможностями с детства 27 233 человека (в среднем — 411,08 лея)

— социальные пособия детям с ограниченными возможностями в возрасте до 18 лет 13 446 человек (в среднем — 418,49 лея)

***

По данным Министерства здравоохранения, основные причины ограничения возможностей у лиц в возрасте 40―59 лет:

Сердечнососудистые заболевания ― 19,9 %

Онкологические заболевания ― 18,5 %

Болезни костной и мышечной систем ― 8,3 %

Психические расстройства и нарушения поведения ― 7,2 %.

Материал подготовлен при поддержке Ассоциации независимой прессы (API)

Источник: esp.MD от 21.02.2015

De asemenea, ai putea dori...